www.agropages.ru
AgroPages.Ru — это удобная информационная площадка для профессионалов агробизнеса.

Сегодня года.
Неотраслевые
22.10.2014 07:30

Перспективы инфляции на ближайшее время

Инфляция, судя по всему, останется на уровне прошлого года.


Почему в период, официально именуемый как "восстановительный", не удается справиться с ростом цен?
Росстат порадовал свежими данными: сентябрьская инфляция оказалась нулевой. Таким образом, с начала года она составила 5%, и теоретически, как обнадеживают нас финансовые власти, есть шанс "вписаться" в намеченные параметры годичной инфляции - не выше 7,5% годовых.

Независимые эксперты, однако, не столь благодушны. Самый мягкий их прогноз - 7,8% по итогам 2014 г. Но чаще называют цифры в диапазоне от 8,5 до 9,4% (последнюю оценку, кстати, поддерживают и специалисты Организации экономического развития и сотрудничества). Существуют и более жесткие предсказания, в которых инфляция выражена двузначными цифрами: 13 - 15% годовых. Но это, пожалуй, слишком радикальные предположения. Наиболее "ходовым" прогнозом является значение 8,8% - то есть на уровне прошлых лет.
 

Почему не удается справиться с ростом цен?

Основные инфляционные факторы разделяют на внешние и внутренние. К первым относят высокие мировые цены на сельхозпродукцию и сырьевые товары. Казалось бы, где те, забракованные в свое время Минздравом, европейские огурцы и где наши, луховицкие? Где те, обделенные недрами, американские и европейские экономики, вынужденные закупать нефть и газ по любым ценам, и где наша экономика, работающая на собственном топливе?

Однако наши внутренние цены на эти товары на загадочных основаниях четко следуют в фарватере мировых трендов. Возможно, производители полагают, что все дополнительные нефтедоллары оседают в карманах граждан, которые вполне могут себе позволить раскошелиться. Факт остается фактом. Естественно такой порядок дел отражается на бизнесе, все больше компаний уходит с рынка. При чем уходит с долгами, ликвидация ооо с долгами - сейчас чуть ли не самая популярная услуга в центрах регистрации и закрытия бизнеса.

Каковы перспективы мировых цен в этом году? Скандал с понижением кредитного рейтинга США несколько придавил нефтяные цены (и уменьшил дополнительные доходы нашего бюджета). И уже пошел внутренний сигнал: цены на бензин в России замедлили повышательную динамику. А вот зарубежные виды на урожай особого оптимизма специалистам не внушают: дождливое лето в Австралии, периодически заливает то Германию, то Польшу, не самый удачный сезон в Канаде.

Между тем именно цены на продовольствие составляют до 40% в структуре инфляции. Кроме того, по оценкам той же ОЭСР, Россия лишь в 2015 г. сможет нивелировать инфляционный эффект от прошлогоднего скачка цен на продовольствие. И нельзя окончательно исключать того, что к инфляционному послевкусию прошлого неурожайного лета добавится импортированная инфляция, обусловленная нынешними сельскохозяйственными незадачами соседей.
 

Неосязаемый драйвер

Основных внутренних факторов несколько. Во-первых, рост цен на продукцию естественных монополий и ЖКХ. Правительству с переменным успехом удается укрощать аппетиты монополистов.

Во-вторых, монетарный фактор. Он, правда, прошлогодней свежести, но до сих пор дает о себе знать. По итогам 2013 г. денежная масса увеличилась почти на 30%. Сейчас ЦБ рапортует о существенном замедлении темпов роста этого агрегата и успешности мероприятий по стерилизации избыточной ликвидности. Но, утверждают специалисты, эффект от столь существенного расширения денежного предложения "рассасывается" примерно в течение года.

В-третьих, инфляцию разогревает возросший потребительский спрос. При том что, по данным того же Росстата, реальные денежные доходы населения за первое полугодие 2014 г. снизились по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1,2%, покупательские аппетиты удовлетворяются в основном за счет роста кредитования (около 22% за год). Логика потребителей понятна: когда все вокруг кричат о том, что на носу новый кризис: экономика в США шатается, в Европе - практически лежит, а Китай, под завязку затоваренный американскими облигациями, находится в неопределенном состоянии, - то разумнее купить тот же холодильник в кредит и сейчас, нежели откладывать приобретение на смутные времена.
 

Плохой размен: рост или инфляция

Основной, фактор, влияющий на уровень инфляции, - институциональный, то, что в совокупности называется бизнес-климатом. Это и крайне низкая конкуренция на всех сегментах товарного рынка, и картельные ценовые соглашения (по бензину, по целому ряду продовольственных товаров), возможные вследствие того, что у нас все потребительские рынки поделены. Ну и коррупция, определяющая высокую цену выхода на рынок.

Второй фактор - рост тарифов естественных монополий. Но, похоже, его значение преувеличивается. Подавленная экономическая активность значительно больше влияет на рост цен. Третий фактор - обменный курс национальной валюты. И только четвертый фактор - монетарный, включающий изменение роста денежного предложения и т.д.

При таком "букете" факторов очевидно, что монетарными мерами борьбы с инфляцией мы абсолютно ничего не добьемся. В нынешней действительности невозможно эффективно противостоять инфляции, не меняя модель экономического роста. Потому что, к сожалению, действующая, довольно устойчивая модель, основанная на расширении потребительского спроса, сопряжена с определенными институциональными ограничениями. На рынке "падают" целые отрасли. Туристический сектор просел больше, чем на 60%. Пошатнулись и позиции IT индустрии, так например стоимость создания сайта упала в среднем по России на треть. С рынка уходит большое количество игроков, за последние пол года только интернет агентство "Синий Медведь" стало крупным участником Питерского рынка.

Как показывают расчеты, в течение последнего десятилетия расширение внутреннего спроса в России примерно на 55% покрывается ростом цен, на 25% - импортом и лишь на 20% - ростом внутреннего производства. И это соотношение очень устойчиво. То есть при подавлении инфляции у нас снижается и без того невысокая экономическая активность. В связи с чем мы (во всяком случае, в этом году и, скорее всего, в следующем) оказываемся перед необходимостью вынужденного размена: если у нас будет инфляция где-то в районе 7%, то рост ВВП составит, дай Бог, 3%, может, даже и ниже. А если мы выходим на уровень инфляции где-то 9,5%, то рост ВВП, составит где-то 3,5%. Получается, что разумно не зажимать инфляцию и дать немного подрасти экономике. Это, конечно, плохой размен, когда выполнить правительственный "норматив" по инфляции можно, только угробив зачатки экономического роста. Чтобы всякий раз не оказываться перед подобным выбором, надо менять экономическую модель, институциональную среду.

Потребительский ажиотаж разогревают и низкие ставки по депозитам, обессмысливающие стратегию сбережений, и ожидания того, что рубль прекратит укрепляться. И к этому есть объективные предпосылки. В первом полугодии Банк России активно задействовал инструмент укрепления национальной валюты как один из способов борьбы с инфляцией. Однако слишком сильный рубль тормозит рост экономики: импорт становится выгоднее развития собственного производства. Когда замедление темпов роста экономики приобретает угрожающий характер, монетарные власти обычно допускают ослабление национальной валюты. Аналитики еще весной предсказывали, что именно так Центробанк и поступит во втором полугодии.

Существенный инфляционный импульс в конце года выдаст бюджет. Особенности национального бюджетного цикла, к сожалению, таковы, что значительная часть обязательств исполняется чуть не накануне новогодних праздников, что, как правило, приводит к ощутимому всплеску инфляции на рубеже годов. К тому же нынешний год - предвыборный, и власти набрали повышенных социальных обязательств, значительная часть которых также будет исполняться под занавес периода.

Наконец, весомый вклад в инфляцию привносит так называемый институциональный фактор - то, что в совокупности образует бизнес-климат. Некоторые эксперты даже отводят этому неосязаемому фактору первое место среди драйверов инфляции. Речь и об административных и бюрократических барьерах, удушающих деловую активность, и о коррупции, являющейся дополнительным налогом на бизнес, и о подразумевающейся за всем этим монополизации рынков производства и сбыта, что особенно ощущается в регионах. И как венец этих причинно-следственных силлогизмов - отсутствие конкуренции, позволяющее улучшать финансовые результаты компании не за счет прироста и развития производства, а за счет ценового фактора. Так, обремененный весомой долговой нагрузкой сектор розничной торговли при любом удобном стечении обстоятельств не упускает возможности взвинтить цены.
 

Главное - не перестараться

Инфляция в 2014 г. явно будет выше запланированных 7%. По оценкам специалистов на уровне 7,8% годовых. Ключевым инфляционным фактором являются ожидания прекращения укрепления рубля - главного нынешнего антиинфляционного якоря. Плюс, как обычно, в конце года проводится более мягкая денежная политика: такова специфика нашего бюджетного цикла: многие обязательства исполняются в последний момент. У нас сейчас традиционно низкий для середины года уровень денежной эмиссии, а в конце года обычно идет массовый вброс рублей за счет своеобразности исполнения бюджета.

Это основные моменты. Плюс есть некий, не слишком отчетливый, фактор неопределенности, связанный с ценами на сельхозпродукцию. Похоже, правда, что в этом году он вряд ли серьезно сработает, потому что ожидается очень хороший урожай и, судя по всему, с предложением сельхозпродукции все будет неплохо. Тем не менее совсем сбрасывать этот фактор со счетов не стоит.

Как такая инфляция влияет на рост экономики? В целом очень уж сильное негативное влияние инфляции на экономику исчезает где-то при переходе через значение 7% годовых. Поэтому для нас крайне важным было бы вписаться в "норматив" 7% и поставить следующую цель: выйти на мировой уровень инфляции, 4 - 5%.

Однако в борьбе с инфляцией важно не передавить. Сейчас основной рычаг в руках правительства - валютный курс. Но любые манипуляции с курсом сопряжены с рядом издержек. Слишком рьяное укрепление рубля активно стимулирует приток импорта, что, как следствие, сильно сдерживает рост внутреннего производства и конкуренцию. Поэтому я бы при выборе между удавливанием инфляции через курсовую политику и более осторожными действиями взял бы на вооружение осторожные, прежде всего косвенные, меры.

Во-первых, контроль над повышением собственной бюджетной эффективности, ведение более упорядоченной бюджетной политики. Нестабильность выброса денег вызывает очень сильные инфляционные импульсы на рубеже годов. Необходимо более плавное расходование бюджетных счетов. Недавняя нашумевшая история - знаменитый кризис с госзакупками для Росвооружения - как раз из этой оперы. Оборонщики свои деньги, конечно, получат, но, похоже, лишь в самом конце года. И это не только их проблема. Это для всех проблема, потому что макроэкономически такая скачкообразность финансирования означает эмиссию.

Во-вторых, контроль над ценами естественных монополий. И в-третьих, последовательные действия в сторону демонополизации рынков. В том числе региональных, где монополизация в сфере производства и торговли (если, например, в районном центре два-три скупщика сельхозпродукции) существенно влияет на цены.

И наконец, декриминализация экономики. Это, с одной стороны, не вполне экономическая проблема. С другой - та "рента", что взимается на пути от сельского производителя до переработки, а потом до рынка, создает существенную дополнительную накрутку цен.

Как существующий инфляционный фон влияет на развитие экономики?

Оказывается, некоторым компаниям он на руку. Речь о структурах, перегруженных долгами, в первую очередь о секторе розничной торговли. С обесценением денег обесценивается и долг. А прежние финансовые результаты (в абсолютном выражении) достигаются меньшими усилиями.

В целом же, подсчитали специалисты, очень сильное негативное влияние на экономику нивелируется при переходе инфляции через отметку 7% годовых. В этом году, судя по всему, этот рубикон мы не перейдем. Хотя наиболее оптимистично настроенные аналитики полагают, что пора уже устанавливать курс на общемировой уровень инфляции, 4 - 5% годовых. Наверно, пора. Но как?

Можно ли монетарными методами бороться против инфляции такой этимологии, что у нас? Центральный банк пытается. В течение года он несколько раз повышал процентные ставки, ужесточал меры резервирования - стерилизовал, как мог, избыточную ликвидность. Однако на позицию экспертов, по-прежнему прогнозирующих более высокий, нежели официально задекларирован, уровень инфляции, эти монетарные пассы особого впечатления не производят. В руках монетарных властей остается весьма действенный рычаг в виде валютного курса. Правда, с таким оружием лучше не слишком усердствовать.

Но весь монетарный арсенал бессилен против действия институционального фактора. Повышение ставок, даже радикальное, не способно улучшить бизнес-климат, стимулировать деловую активность. Для этого нужна воля государства, его готовность снять административные барьеры, расчистить площадку, обеспечить инфраструктуру. К сожалению, высокие чиновники способны разве что на заклинания общего характера: мол, неплохо бы улучшить инвестиционный климат, ну просто очень хорошо было бы его улучшить. Системных программных действий в этом направлении не наблюдается.
 

В пользу должников

Прогноз по потребительской инфляции в 2014 г. составляет 8,8%. По сравнению с предыдущим годом она находится где-то на том же уровне.

К числу инфляционных факторов, прежде всего, стоит отнести рост тарифов на услуги естественных монополий, в том числе ЖКХ. Второй фактор - слабая конкурентная среда, позволяющая повышать цены в первую очередь ритейлерам при малейшем оживлении спроса. Третий фактор - наметившееся восстановление потребительского спроса, в основном за счет кредитования. Четвертый фактор - достаточно высокий уровень долговой нагрузки именно в сегменте розничной торговли. И если появляется возможность решить свои финансовые проблемы за счет ценового фактора, представители сектора это делают. Пятый фактор: перенос центра тяжести в медицинском и образовательном сегментах в сферу платных услуг, что ускоряет рост стоимости услуг. Постепенный перевод здравоохранения в платный сегмент при наличии дефицита предложения отдельных услуг скажется на потребительской инфляции. В-шестых, определенный вклад в рост цен может внести внешний фактор. С одной стороны, рост цен на импортные товары при некотором ослаблении рубля может способствовать ускорению потребительской инфляции в силу высокого уровня импортозависимости отечественной экономики (от ввозного сырья, материалов, комплектующих, технологий). С другой стороны, рост мировых цен на товары российского экспорта (нефть, газ, металлы) вызывает у производителей желание увеличить и внутренние цены, например на бензин.

К монетарным факторам, влияющим на цены, относится активность денежных властей в части бюджетных расходов (министерство финансов) и покупки иностранной валюты (Банк России).

Как можно бороться с инфляцией? Классический рецепт: баланс денежного спроса и товарного предложения. Это прежде всего означает снятие всех барьеров для развития деловой активности, борьбу с коррупцией как дополнительный налог на бизнес, поддержку через развитие инфраструктуры (дороги, коммуникации, коммунальная инфраструктура).

Последствия инфляции для экономического роста неоднозначны. В условиях высокого долгового бремени в реальном секторе, особенно в сегменте розничной торговли, умеренная инфляция способствует обесцениванию долга. Что неплохо для тех, кто обременен долгами. И для банков, перегруженных "плохими" долгами, это тоже хорошо: финансовый результат заемщиков и, следовательно, их способность расплатиться улучшаются даже без наращивания производства, лишь за счет ценового фактора.

Но с точки зрения граждан, чьи зарплаты гарантированно не индексируются, инфляция - это всегда плохо.

Комментарии
Комментарии отсутствуют

Ваш комментарий:

Ваше имя:  
CAPTCHA



Buy anabolics online
Buy steroids online